{TIMEONLINE}
 _

Леонид Решетников: Настоящим стратегическим партнером Азербайджана является Россия

[ 15:52 ] 26/12/2013 | Просмотров: 38042 | Комментариев: 0 | В закладки

Леонид РешетниковНедавно член экспертного Совета Института Евразийского экономического сотрудничества, политический портретолог, руководитель сайта www.euroasiya.com Адгезал Мамедов встретился c директором Российского института стратегических исследований Леонидом Решетниковым. Он дал интервью сайту www.euroasiya.com по событиям, происходящим на Украине, об отношении к решению Карабахского конфликта.

 

- Уважаемый Леонид Петрович, уже сорок лет Евросоюз не принимает в свои ряды Турцию. Греция, Испания, страны Восточной Европы погрязли в долгах и членство в ЕС этим странам практически ничего не даёт. В этом контексте, что происходит на Украине?

 

- Вопрос очень правильно поставлен, и в нём уже содержится реальная оценка ситуации в Евросоюзе. Мы всё время в своих работах, в оценках говорим, что Евросоюз сейчас превратился в чисто политическую организацию. Об этом говорит опыт некоторых стран, которые являются членами Евросоюза: речь о Греции, Болгарии, Словакии, Чехии, у которой все вроде бы сейчас благополучно. Эксперты этих стран говорят, что вступление в Евросоюз практически никаких экономических выгод не принесло, более того идёт полное разрушение их экономик, особенно промышленности. Болгарская промышленность уничтожена, а ведь она была мощной, у неё был серьезный ВПК. Те же проблемы в Словакии, об этом же говорят и чехи. Они откровенно говорят, даже на уровне премьер-министра: мы только потеряли от вхождения в Евросоюз. То же самое в Прибалтике. Сейчас возник вопрос с Украиной. Президент Путин правильно сказал, отвечая на вопрос одного украинского журналиста: вы хоть документы читали? О чём в них идёт речь? В экономическом плане речь идёт о получении дополнительно рынка сбыта для ЕС. ЕС находится в кризисе, весь ЕС, а не только те страны, которые мы назвали. Все они переживают тяжелые экономические проблемы. И нужны новые рынки сбыта своих товаров, а для этого нужно уничтожить конкуренцию местных товаров. Экономика Украины, промышленность, да и сельское хозяйство должны будут уйти на дно. Это неизбежно. А получить такой рынок Европе очень хочется, все-таки это 50 миллионов человек. Это первая задача. Вторая задача - геополитическая. Украина находится в подбрюшье России. Россию отодвигают от южных направлений, газовых и нефтяных магистралей, не менее важны для нас морские порты. Россия останется с одним Новороссийском, а это не очень удачно расположенный порт, со сложными климатическими условиями. Вот как они мыслят. Это оттеснение, это нарушение наших связей. Например, на Украине производятся вертолётные двигатели для российской военной и гражданской техники. Есть угроза, что всё это рухнет. Геополитическая задача - оттеснить Россию от магистральных путей, осложнить связи с нашими южными партнерами. Именно эта задача выполняется сейчас на Украине, и выполнятся довольно агрессивно.

 

Конечно, эта ситуация возникла ещё и в силу того, что украинское руководство до последнего дня думало, что им удастся проскочить между Сциллой и Харибдой. И с Европой договориться, и с Россией. Но это невозможно, прежде всего, по условиям, которые выдвигает Европа! Если ляжет экономика Украины, если туда пойдут европейские товары, они легко перейдут наши границы.

 

Вы хорошо знаете, что несколько веков идёт борьба за Украину. На мой взгляд, серьезный вред был нанесён в советский период, когда создали такую большую Украину, включив туда совершенно неукраинские области, такие как Донецк, Харьков, Луганск, Николаев. Что такое Донецк? Это - бывшая донская казачья станица Гундоровская. Никакого отношения к Украине она не имела. Тогда решили присоединить эти области, чтобы сделать большую Украину. Я сам из Харькова, который всегда был русским городом. Там всегда на первом месте были русские, на втором евреи, на третьем - украинцы. Никакого украинского звучания Харьков не имел. Харьков - рабочий город, пролетарский, студенческий город. Ну вот, присоединили к Украине в период советской власти три огромных района, плюс Крым, который подарил Никита Сергеевич, создали гигантскую республику. Почему, зачем, об этом можно долго говорить.

 

Украина - это проект, давно разрабатываемый на Западе. При Трумэне в США приняли антикоммунистический закон, там перечислялись угнетённые народы, и на первом месте там стоит Украина. Азербайджана, кстати, там не было. И Армении не было. А вот Украина была, как угнетённый народ. Конечно же, используются различные исторические корни населения Украины. С одной стороны, это католические корни, на Западной Украине, православные корни на востоке и на юге. В этой борьбе используется потенциал Западной Украины, а там пассионарная молодежь. Сейчас во Львове собираются толпы молодежи и начинают скакать. Говорят, «кто не скачет, тот москаль». Такой элемент буйного помешательства. Похоже на игру, но всё это серьезно. За этим стоят серьёзные намерения и призывы «москалей на ножи».

 

Это геополитический проект, который Запад пытается реализовать. Поэтому, когда дело сорвалось, они очень зло реагируют. Не ожидали такого от России. И мне кажется, что переоценили силу майдана, собравшего много людей, но все-таки их не хватает для решающего удара. Они на какой-то стадии застыли, и никак не могут сдвинуться с этого места. Так что ситуация непростая, я думаю, здесь не только Евросоюз, но и США, а может быть на первом месте США, а потом Евросоюз. Потому что мы часто бываем в Европе, и европейцы нам говорят, мы они бы не хотели, но США просят. А вы знаете, как они выкручивают руки. Тому, что Восточная Европа действует по прямому указанию американцев, у нас есть масса свидетельств, фактов, тот же Южный поток.

 

- У нас недавно подписали новый контракт - Трансадриатический газопровод. Он стал знаковым, многие считают, что это - продолжение контракта, заключённого в 1994 году. Многие считают, что этот проект - противовес Южному потоку. Какова будет реакция России на новый контракт Азербайджана?

 

- Знаете, какой-то политической реакции не будет вообще. Мы уже давно воспринимаем все эти альтернативные варианты Южному потоку как конкурентную борьбу, за которой тоже стоит геополитика. И мы уже привыкли к тому, что Запад работал, работает и будет работать в этом направлении, создавая препятствия для экономического развития России. Препятствовать налаживанию экономических связей России с европейскими странами. Как мы это воспринимаем? Будем активно строить Южный поток. А американцы будут более активно нам мешать в этом направлении. Видно, как они сейчас давят на правительство Болгарии, Сербии, пытаясь сорвать это дело. И этот Трансадриатический проект мы рассматриваем как следствие борьбы с Россией.

 

Я был недавно в Париже, выступал в военной академии. Один французский эксперт рассказал, что четыре года назад в его присутствии Киссенджер сказал, что Россию всё равно ментально не переделать, она не поддается изменениям. Напрасны попытки сделать западными русских людей. Поэтому нужно, чтобы Россия не выросла в прямого конкурента США, вообще Западного мира. Значит, надо с Россией работать жёстко, не позволяя ей достичь серьёзных результатов в экономическом и другом развитии. Это слова Киссенждера. Мы тоже исходим из того, что борьба с Россией постоянна, никому не нужен большой конкурент в этом мире. Китай не нужен большой, и Россия не нужна большая. Большая в смысле не размеров, а в смысле экономических и политических возможностей. Наш президент прекрасно осознаёт тот факт, что Россия рассматривается как конкурент. Путин сделал всё, чтобы показать Европе, что у нас нет никаких ни политических, ни экономических, ни территориальных претензий. Он сам европеист, проработал много лет на германском направлении, зная немецкий язык, быт и культуру. Но он получил в основном отрицательное отношение, ему дали понять, что та Россия, которую хочет построить Путин, их не устраивает. Их очень устраивала та Россия, которую строил Ельцин: разбомбленная, разбитая страна. Ельцин всем нравился, несмотря на то, что он вёл себя неадекватно, вспомните историю на аэродроме. И Горбачёв всем нравился, потому что СССР разваливался. А Путин не нравится, потому что старается сохранить, укрепить страну, очень не нравится, что он работает на постсоветском пространстве. И не потому, что большинство наших противников не любят русских, потому что у них уши не такие или ноги кривые. Потому что им не нужен конкурент, не только экономический, но и цивилизационный. Наша цивилизация до 1917 года была конкурентом западной, её разрушили. Потом мы стали строить другую цивилизацию, она называлась советская, но это тоже был конкурент, альтернатива, и её тоже разрушили. Они понимают, что русские любят Троицу. Два раза они что-то предлагали, значит, предложат и в третий раз. Нужно сломать саму возможность этого. А мы всё равно предложим, если не моё поколение, то следующее.

 

Судьба народов, которые живут вокруг России, та же, какой была всегда. Россия будет притягивать, и от неё нельзя будет оттолкнуться. Да и зачем отталкиваться? Я вот с одним азербайджанским пожилым писателем разговаривал. Мы сидели за ужином в подвальчике в Баку. Он - патриот своей родины. Он говорит: «Знаешь Леонид, когда мы жили в СССР, меня приглашали на Камчатку, чтобы я встретился с читателями. И там люди говорили о моём романе. Дело в том, что эти читатели не были азербайджанцами. Но они говорили о моих героях. А здесь никто никого никуда не приглашает, тиражи книг - 500 экземпляров. Есть переводы моих книг на русский, на болгарский, на польский языки. Меня приглашали на конференции, но главное - люди читали книги. Спрашивали, почему этот герой поступает так, а другой иначе». Для писателя это большое счастье - встретиться с заинтересованными читателями. Поэтому Россия всё равно будет притягивать.

 

- Обсуждая с Вами нынешнею обстановку в нашем регионе, задаешься одним вопросам: вернётся ли Россия в свою экономическую, геополитическую акваторию?

 

- Это не потому, что мы этого хотим, есть чисто сакральные вещи. Народ и государство - ведь это живой организм. Мы - частица этого организма. Я часто говорил: русские цари шли к Чёрному морю, и не знали, что в нём можно купаться. Они ходили в баню. Они шли, потому что заставляла экономическая жизнь, а геополитическая жизнь нас просто туда толкала. Где-то перешли границу возможного, потом нас загнали на север, как это произошло после распада Советского Союза. Есть невидимые, но действующие экономические и геополитические законы, которые толкают в обратную сторону. Если Россия не будет возвращаться в свое традиционное пространство, веками сложившееся, мы просто не выживем.

 

Я вам скажу, как человек религиозный. У России есть миссия, есть миссия у русских. Русские - это не чисто этническое понятие. Русским может быть человек любой национальности, тот, кто признаёт язык, веру, традицию, мировоззрение, мироощущение. Мы знаем из истории, что иногда человек бывал немецкого или другого инородного происхождения, а в жизни он был намного более русским, чем исконные русские. У нашего народа есть миссия. Русский это прилагательное. Азербайджанец - «кто», армянин - «кто»? А русский - «какой», принадлежащий к русским. Наша миссия, по моему глубокому убеждению, и я об этом в двух книжках написал - это альтернативная цивилизация. Когда-то она противопоставлялась англо-саксонской цивилизации. Но сейчас уже нет англосаксонской цивилизации, там антисистема. Сами европейцы называют свою цивилизацию постхристианской. Но это уже антисистема.

 

Я как-то читал запись беседы Жака Ширака с одним из руководителей нашей страны в 2005 году. Он говорил, что всегда интересовался спорами в России о том, с кем должна быть Россия - с Западом или с Востоком? Ширак спрашивал, «разве вы не понимаете, что вы отдельная цивилизация? Вам даны все богатства, народ». Жак Ширак это понимает, а мы всё не можем понять этого. Поэтому Россия возвратится, в той или иной форме.

 

Сейчас говорят, что это будет новый Советский Союз, но это совершенно неправильно. Либо, что это будет новая Российская империя, что тоже неправильно. Как это будет, какие будут формы, сейчас сказать трудно, потому что всё меняется, формы меняются, но не меняется содержание. Фукуяма, американский политолог, написал в 1991 году книгу «Конец истории». Тогда это казалось логичным. Альтернативы нет, конкуренция закончилась, значит, не может быть истории. Не может быть жизни, если нет борьбы, противоречия и т.д. А потом, в 2003 году, он написал, что поспешил, и извинился.

 

Россия будет возвращаться в свои рамки, которые были очерчены давно, 200-300 лет назад. Может быть, это будет какая-то форма союзного государства, Евразийского союза. Идея евразийской интеграции родилась, значит, ориентир намечен. Я искренне считаю, что страны бывшего Советского Союза, которые религиозно отличаются от нас, не должны входить в состав нашего государства. Они должны быть дружественными и близкими странами. Как страны, где живёт евразийская идея.Моё глубокое убеждение, что не надо мечтать о Советском Союзе с Казахстаном, Таджикистаном, Азербайджаном. На мой взгляд, у них нет иного пути, чем союзническое сотрудничество с Россией. Страны должны вместе решать вопросы безопасности, вместе развивать экономику, культуру. Должно быть взаимопроникновение.

 

- Россия в последнее время инициировала крупные проекты, в том числе Евразийский Союз, Таможенный Союз. Насколько успешно идут эти процессы?

 

- Они идут трудно, но результаты очевидны. Есть большое сопротивление развитию этих союзов, прежде всего извне. Но, конечно, сопротивление есть и внутри. За 20 лет после развала СССР, в странах СНГ, и в том числе в России, сформированы общности, которые называются либералами, западниками. Они открыто выступают против интеграционных идей, стараются тормозить их развитие. Развитию мешает и то, что многие связи были нарушены. Опыт советской интеграции сегодня не очень приложим, потому что экономики другие, рыночные. Но, по крайней мере, некоторые результаты работы Таможенного союза очевидны для Белоруссии, Казахстана и России. Я думаю, что перспектива хорошая. Несмотря на некоторые сложности, идут переговоры с Киргизией. Будет подключаться Армения. Таможенный союз расширится, это хорошая ступенька для евразийской интеграции. Но есть сопротивление извне, оно очень активное. Помните заявление Клинтон перед уходом с поста главы Госдепа, что они не допустят реализации интеграционных проектов России? Это говорится публично.

 

- Под боком России находится нерешённая проблема армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Перед Азербайджаном стоит ряд геополитических проблем, которые мы одни решить не можем. Как Вам видится разрешение данного конфликта?

 

- Мне думается, чем теснее Азербайджан будет участвовать в реализации евразийских интеграционных проектов, тем больше возможностей для разрешения карабахской проблемы. Чем дальше Азербайджан от них удаляется, тем меньше шансов и возможностей для разрешения конфликта. Если Армения и Азербайджан будут участвовать в одном союзе, допустим таможенном, евразийском, проблемы могут разрешиться сами собой. Чем активнее две страны будут участвовать в таможенном и евразийском союзе, тем больше шансов для встреч, разговоров, контактов по другим вопросам, а всё это разряжает атмосферу.

 

Например, я с Вами разругался, видеть Вас не хочу, и мы так сто лет никогда не договоримся. Другое дело, если мы разругались, но находимся в постоянном контакте. В ходе этой совместной работы мы потихоньку приходим пути к сближению. Со стороны Баку и Еревана должна быть воля к сближению. Конечно, проблема очень сложная, и ни один эксперт не может дать точного рецепта, как выйти из данной ситуации. Человеческая жизнь имеет большую ценность, бросать дрова в печку взаимной ненависти очень опасно. Как русский человек, я ни умом и сердцем не понимаю теперешнее состояние конфликта. Да, война была. Но посмотрите, что только немцы не натворили в европейской части России. Основные жертвы понесли русские украинцы, белорусы. Но даже в Белоруссии, где столько сожжённых деревень, все интересуются Германией, к ней нет никаких претензий. Германия у нас популярна, есть очень большие любители Германии.

 

В Москве многие азербайджанцы и армяне дружат. Есть совместный армяно-азербайджанский ресторан. Конфликт используется политиками, и не только местными, но и западными. Запад активно работает на Кавказе. В Ереване штат американского посольства насчитывает 2000 человек. Там дипломатов из Госдепа явно человек 100, а может и ещё меньше.

 

- У нас тоже много народу в посольстве США в Баку.

 

- Мы откровенно говорим: наш президент и наше правительство заинтересованы в мирных и дружественных отношениях с Арменией и Азербайджаном. Ну как отдать преимущество какой-то одной из стран? Значение Азербайджана в регионе огромное, особенно сейчас. В Азербайджане стабильность, как бы ни относились эксперты к вашему президенту. У нас тоже творческая интеллигенция критикует Путина. Но Азербайджан - стабильная страна, и стратегическое значение этого - огромное. С Арменией у нас традиционные связи. Некоторые говорят, что это вторая нация в России. Их много не только в столице - везде. В отличие от азербайджанцев они прочно оседают в России.

 

- Что Вы можете сказать о различных векторах внешней политики Азербайджана?

 

- Могу сказать коротко и ясно: «Настоящим стратегическим партнером Азербайджана является только Россия».

 

Новости-Азербайджан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Косметика на Новый Год. Или как угадать с подарком
Орхан Зейналов приговорен к 17 годам лишения свободы
Бывший пилот Джона Траволты расскажет о том, какие отношения его связывали со звездой
Духовный лидер Ирана призвал палестинцев продолжать войну с Израилем.
Слухи о беременности Зоуи Солдано подтвердились
Ричард Гир и Падма Лакшми расстались?
Кейт Мосс вновь стала лицом Stella McCartney
Неймар может вернуться к тренировкам в начале августа
Обама еще раз призвал ЕС к жестким мерам в отношении России
Apple увеличила прибыль на 12%
Самолет с телами погибших при крушении "Боинга" на Украине отправится в среду из Харькова в Нидерланды
Принц Гарри не любит твиттер
Скарлетт Йоханссон выходит замуж
Санкции против России могут нанести сильный удар по экономике Европы
Хиллари Клинтон потребовала расследования крушения малазийского «Боинга».